Чатрукьяна всегда изумляло, что АНБ никогда прежде не сталкивалось с проблемой вирусов. Сквозь строй – надежная система, но ведь АНБ – ненасытный пожиратель информации, высасывающий ее из разнообразнейших источников по всему миру. Поглощение огромных объемов информации сродни беспорядочным половым связям: какие меры предосторожности ни принимай, рано или поздно подхватишь какую-нибудь гадость. Чатрукьян просмотрел список и изумился еще.

Все файлы прошли проверку, в них не было обнаружено ничего необычного, а это означало, что ТРАНСТЕКСТ безукоризненно чист. На что же уходит такая уйма времени.

Они ее не бьют, им легко угодить. Росио натянула ночную рубашку, глубоко вздохнула и открыла дверь в комнату. Когда она вошла, глаза немца чуть не вывалились из орбит. На ней была черная ночная рубашка; загорелая, орехового оттенка кожа светилась в мягком свете ночника, соски призывно выделялись под тонкой прозрачной тканью.

Это звучало вполне логично: Танкадо хотел заставить АНБ рассказать о ТРАНСТЕКСТЕ всему миру. По сути, это был самый настоящий шантаж. Он предоставил АНБ выбор: либо рассказать миру о ТРАНСТЕКСТЕ, либо лишиться главного банка данных. Сьюзан в ужасе смотрела на экран. Внизу угрожающе мигала команда: ВВЕДИТЕ КЛЮЧ Вглядываясь в пульсирующую надпись, она поняла. Вирус, ключ, кольцо Танкадо, изощренный шантаж… Этот ключ не имеет к алгоритму никакого отношения, это противоядие.

Ключ блокирует вирус.

Она много читала о таких вирусах – смертоносных программах, в которые встроено излечение, секретный ключ, способный дезактивировать вирус. Танкадо и не думал уничтожать главный банк данных – он хотел только, чтобы мы обнародовали ТРАНСТЕКСТ. Тогда он дал бы нам ключ, чтобы мы могли уничтожить вирус. Сьюзан стало абсолютно очевидно, что план Танкадо ужасным образом рухнул.

За открытыми воротами виднелась площадь, на которой не было ни души, а за ней, вдали, – стены Санта-Круса. Беккер не мог исчезнуть, тем более так. Халохот оглядел дворик. Он .

ГЛАВА 3 Вольво Сьюзан замер в тени высоченного четырехметрового забора с протянутой поверху колючей проволокой. Молодой охранник положил руку на крышу машины. – Пожалуйста, ваше удостоверение. Сьюзан протянула карточку и приготовилась ждать обычные полминуты. Офицер пропустил удостоверение через подключенный к компьютеру сканер, потом наконец взглянул на.

– Спасибо, мисс Флетчер.

 – Он подал едва заметный знак, и ворота распахнулись. Проехав еще полмили, Сьюзан подверглась той же процедуре перед столь же внушительной оградой, по которой был пропущен электрический ток.

Халохот впервые сорвал задание, выбрав неблагоприятные время и место. Получить ключ было необходимо, но Стратмор отлично понимал, что посылать глухого киллера в севильский морг было бы настоящим самоубийством. И тогда он стал искать иные возможности.

Разница между критическими массами. Семьдесят четыре и восемь десятых. – Подождите, – сказала Сьюзан, заглядывая через плечо Соши.  – Есть еще кое-что. Атомный вес. Количество нейтронов. Техника извлечения.  – Она пробежала глазами таблицу.

Я кое-что нашла, сэр! – возбужденно сказала.  – Висячие строки в источнике. Альфа-группы повсюду. Джабба не шелохнулся. – Мы ищем цифровой ключ, черт его дери.

Но этого было достаточно. СЛЕДОПЫТ ИЩЕТ… – Следопыт? – произнес.  – Что он ищет? – Мгновение он испытывал неловкость, всматриваясь в экран, а потом принял решение. Хейл достаточно понимал язык программирования Лимбо, чтобы знать, что он очень похож на языки Си и Паскаль, которые были его стихией. Убедившись еще раз, что Сьюзан и Стратмор продолжают разговаривать, Хейл начал импровизировать.

Введя несколько модифицированных команд на языке Паскаль, он нажал команду ВОЗВРАТ.

Окно местоположения Следопыта откликнулось именно так, как он рассчитывал. ОТОЗВАТЬ СЛЕДОПЫТА. Он быстро нажал Да.

Наполнив тяжелый хрустальный стакан водой из фонтанчика, Беккер сделал несколько жадных глотков, потянулся и расправил плечи, стараясь сбросить алкогольное оцепенение, после чего поставил стакан на столик и направился к выходу. Когда он проходил мимо лифта, дверцы открылись. В кабине стоял какой-то мужчина. Беккер успел заметить лишь очки в железной оправе. Мужчина поднес к носу платок.

Личный помощник директора отказывался верить ее словам. – Никогда не слышал об. – Никто не слышал. Это было сделано тайно. – Мидж, – сказал Бринкерхофф, – Джабба просто помешан на безопасности ТРАНСТЕКСТА. Он ни за что не установил бы переключатель, позволяющий действовать в обход… – Стратмор заставил.

 – Она не дала ему договорить.

Бринкерхофф почти физически ощущал, как интенсивно работают клеточки ее мозга. – Помнишь, что случилось в прошлом году, когда Стратмор занимался антисемитской террористической группой в Калифорнии? – напомнила. Бринкерхофф кивнул. Это было одним из крупнейших достижений Стратмора. С помощью ТРАНСТЕКСТА, взломавшего шифр, ему удалось узнать о заговоре и бомбе, подложенной в школе иврита в Лос-Анджелесе.

Послание террористов удалось расшифровать всего за двадцать минут до готовившегося взрыва и, быстро связавшись по телефону с кем нужно, спасти триста школьников.

Голос показался ему отдаленно знакомым. Он попытался определить акцент – может быть, Бургос. – Вы набрали правильно, – сказал он осторожно, – но это служба сопровождения.

А она не увидела в этом ничего странного. В том, что вы просто так отдали ей кольцо. – Нет. Я сказала, что нашла его в парке. Я думала, что она мне заплатит, но ничего не вышло. Ну, мне было все равно. Я просто хотела от него избавиться. – Когда вы отдали ей кольцо. Росио пожала плечами. – Сегодня днем. Примерно через час после того, как его получила. Беккер посмотрел на часы – 11.

Часы показывали два часа с минутами по местному времени. Возле главного здания аэровокзала Беккер въехал на тротуар и соскочил с мотоцикла, когда тот еще двигался. Машина упала на бок и замерла. На затекших ногах Беккер прошел через вращающуюся дверь.

Оно будет громадным, – застонал Джабба.  – Ясно, что это будет число-монстр. Сзади послышался возглас: – Двухминутное предупреждение. Джабба в отчаянии бросил взгляд на ВР. Последний щит начал рушиться. Техники сновали по комнате. Что-то подсказывало Сьюзан, что они близки к разгадке. – Мы можем это сделать! – сказала она, стараясь взять ситуацию под контроль.  – Из всех различий между ураном и плутонием наверняка есть такое, что выражается простым числом.

Это наша главная цель.

Простое число. Джабба посмотрел на таблицу, что стояла на мониторе, и всплеснул руками.

Сьюзан кричала и молотила руками в тщетной попытке высвободиться, а он все тащил ее, и пряжка его брючного ремня больно вдавливалась ей в спину. Хейл был необычайно силен. Когда он проволок ее по ковру, с ее ног соскочили туфли. Затем он одним движением швырнул ее на пол возле своего терминала. Сьюзан упала на спину, юбка ее задралась.

Верхняя пуговица блузки расстегнулась, и в синеватом свете экрана было видно, как тяжело вздымается ее грудь.

Разве. Я думал, что он похоронен в Доминиканской Республике. – Да нет же, черт возьми. И кто только распустил этот слух. Тело Колумба покоится здесь, в Испании. Вы ведь, кажется, сказали, что учились в университете. Беккер пожал плечами: – Наверное, в тот день я прогулял лекцию. – Испанская церковь гордится тем, что ей принадлежат его останки. Испанская церковь. Беккер отлично знал, что в Испании только одна церковь – римско-католическая.

Католицизм здесь посильнее, чем в самом Ватикане.

– У нас, конечно, не все его тело, – добавил лейтенант.  – Solo el escroto.

SPEED DATING ETUDIANTS 2017

Post Author: admin

You may also like

Date Ideas

Among the show’s landmarks hitting episodes, then , then was

Married Dating, Top 5 Sites for Extramarital Affairs

Introduction We often take for granted how bad Asian males

Translation



Greetings! Would you like find a partner for sex? It is easy! Click here, registration is free!